Skip to content

Призрак исполнительного сбора

Мало кто в Украине ориентируется в процедуре исполнения судебных решений. Многим (даже в среде профессиональных юристов) процедура исполнения кажется туманной и весьма загадочной, некоторые вообще представляют себе картинку как в сериале или шоу – судья стукнул молотком по столу «иск удовлетворен» и сразу с неба падают деньги.

Вместе с тем, процедура исполнения судебных решений – вероятно, самая сложная и самая важная составляющая механизма правозащиты. Но сейчас речь не об этом, а сугубо об узком моменте – взыскании исполнительного сбора.

Итак, исполнительный сбор – особый и весьма сомнительный (со всех сторон) платеж, своего рода жалкое подобие налога на правосудие, побор, коррупционнее и безосновательнее которого не может быть ничего в принципе.

Отдельные «следы» в законодательстве, упоминающие исполнительный сбор, мы найдем только в Законе Украины «Об исполнительном производстве» и в текущих (ежегодных) законах о государственном бюджете. Последними доводится план выполнения (взыскания) сумм исполнительного сбора в ежегодном разрезе, а первый устанавливает принципы его исчисления.

Итак, согласно ст. 28 Закона Украины «Об исполнительном производстве», в случае, если должник не выполняет в установленный срок судебное решение о взыскании денег, то с него взыскивается 10 % от суммы невыполненного решения. В случае, если решение исполнить сразу невозможно (нету денег), то исполнительный сбор взыскивается пропорционально взысканной сумме.

Поясним более доходчиво (понимание крайне важно, потому что вопрос на самом деле очень простой, но завуалирован хитрыми юридическими терминами, скрывающими сущность):

По судебному решению одна контора должна другой, скажем так, сто тысяч гривен. По заявлению взыскателя исполнительная служба выносит постановление, которым уведомляет должника, что он, собственно, должен заплатить сумму в течении семи дней. Должник по истечению указанного срока не платит, исполнительная служба выносит постановление, что должник «попал» еще на 10 тысяч и начинает арестовывать счета, имущество, выставлять платежные требования, писать запросы и так далее.

Если повезет и удается частично взыскать сумму, скажем так, 20 тысяч, то взыскатель получает свои 18, остальные две (исполнительного сбора, пропорционально) идут в бюджет. Безусловно, что такая постановка вопросов, сразу оговоримся, огорчает не только должника, но и взыскателя (и должник и взыскатель должны «делится» с бюджетом и оба несут потери).

Так, «по идее», продолжается до тех пор, пока все не взыщется. Исполнительный сбор взыскивается практически по всем платежам и задолженностям (за редким исключением), и его должны платить и 100% государственные «Нефтегаз Украины» с «Энергорынком», и полностью бюджетные организации (министерства и ведомства тоже) и крупные частные банки и мелкие кооперативы по торговле пирожками на привокзальной площади, и даже нерадивые водители, которых за нарушение ПДД оштрафовали на пару сотен гривен…

При чем причины просрочки с исполнением судебного решения не важны. Суммы (размеры) исполнительного сбора тоже не ограничены. Если «Нефтегаз Украины» задолжал какой коммерческой конторе сотню миллионов и за семь дней срока не заплатил (а мог и почту не получить, или не до того было, денег нету) – то «влетит» на десять миллионов (!). Также «влетит» и министерство-ведомство, в бюджете (смете) которого просто не предусмотрено затрат на выполнение судебного решения той или иной категории (просто потому, что не имеет права платить за те или иные потребности или же казначейство не пропускало платежи)…

Особую пикантность придает тот момент, что администрирование (процедура взыскания) в принципе занимает одно и то же время, что для взыскания сотни миллионов гривен долга между хозяйствующими субъектами, что для взыскания сотни гривен штрафа с забулдыги за пьянство (в последнем случае трудозатрат надо даже поболее).

Если должник не имеет имущества или «пропал» (существует только в воображении государственных регистраторов) – понятно, процедура взыскания зависает навсегда – исполнительные документы (и «основной» и о взыскании исполнительного сбора) лежат годами, и несмотря на очевидную невозможность взыскания – исполнитель тратит время на заранее бесполезные телодвижения по администрированию исполнительного сбора. Тратятся огромные временные и материальные ресурсы на поиск активов какого-нибудь «Рога и копыта», директора которого последний раз видели еще в средине двухтысячных.

Исполнительный сбор будет «висеть», «числится» и «переходить по остаткам» из года в год, «заспамливая» работу государственных исполнителей и сея анархию и полный бардак (хотя бы в той же отчетности).

Казалось бы, при таком неумолимом и неукоснительном подходе ко взысканию платежа в многострадальный бюджет – гайки были бы завинчены окончательно, и «Нефтегаз Украины» всего лишь за год путем опозданий с выполнением судебных решений «нарисовал» бы себе несколько миллиардов долга перед государством и рухнул бы, не имея источника для его покрытия.

Достаточно посмотреть на статистику, дабы определить возможные «потенциалы» и «масштабы» исполнительного сбора.

Итак, согласно данных Госкомстата, хозяйственными судами было взыскано в 2010 году – 77,8 млрд. грн., в 2011 году – 73 млрд, грн., в 2012 году – 82 млрд. грн., в 2013 году – 115 млрд. грн. В год рассматривается около 100 тысяч дел.

Административные суды взыскали за аналогичные периоды – 9,7 млрд. грн. (2010), 21 млрд. грн. (2011), 12 млрд. грн. (2012), 11 млрд. грн. (2013).

По «обычным» судам данных нету, но и даже без статистики по ним – суммы впечатляют.

Понятно, что не по всем делам, где суд постановил «взыскать» была задействована процедура принудительного исполнения решений (сторона могла сама заплатить, взыскатель мог «передумать» (мало ли какие мотивы), но даже сделав «усредненный» показатель, что в год выносится решений о взыскании на сумму (округлим) до ста миллиардов гривен – потенциальный размер исполнительного сбора будет до десяти миллиардов (!) гривен в год.

Интересна и показательна параллельная статистика исполнительной службы о реальных принятых и исполненных документах, которая вполне дополняет общую картину.

Итак, в 2010 году на исполнение поступило почти 7 млн. исполнительных документов на сумму 145 млрд. грн. (средний размер взыскания (если «тупо» разделить сумму на количество) по одному исполнительному документу – 20 тысяч гривен, это так, для понимания, но может быть и взыскание полутора гривен недоплаченного судебного сбора и сто миллионов долга за газ или электроэнергию). Из них исполнено решений на 55 млрд. грн.

В 2011 году поступило на исполнение документов всего на сумму 187 млрд. грн. Из них исполнено на 81 млрд. грн., в 2012 году поступило – на сумму 181 млрд. (выполнено на сумму более 100 млрд. грн.), а в 2013 году поступило на сумму в 209 млрд. грн. из которых выполнено на сумму 129 млрд. грн.

Понятно, что исполнение бывает (по статистике и тактике взыскания) разным. В одном случае богатая страховая контора или банк мог уже на следующий день выполнить решение (заплатив сотню тысяч или несколько миллионов) и не «попасть» на исполнительный сбор, в другом случае – взыскание нескольких сотен миллионов гривен с сомнительной инвестиционной компании или трех сотен гривен штрафа могло длится не один месяц с кучей запросов, обжалований, арестов и прочих «прелестей», и не быть выполненным (а сбор остается). По общей тенденции видим, что не выполненной остается треть решений, которые в отчетности «переносятся» на следующий год.

Примерно не выполняется около трети решений. Можно принимать во внимание разные промежуточные состояния (взыскатель отказался от взыскания и производство закрыто на основании его заявления, стороны заключили мировое соглашение и в счет погашения долга должник передал имущество, одна из сторон ликвидировалась (умерла) и так далее), но статистические выкладки и масштабы у нас примерно учтены.

Итак, грубо говоря, выполняется (взыскивается) около 100 млрд. грн. в год. Подавляющее большинство таких взысканий (около 80%) – принудительные, то есть, не были оплачены должником добровольно в семидневный срок и по ним началась процедура принудительного взыскания.

Процедуре взыскания нимало способствует и «напряженка» с деньгами (традиционно) и разная бюрократия (крупные конторы, которые работают и выплачивают с учетом составляющей в виде отката – не особо стремятся платить, несмотря на наличие решения  и необходимости «уйти» от сбора – руководство, главбухи, финансовые директора (да и собственники) будут долго раскачиваться и «думать», способствуя взысканию исполнительного сбора. Подавляющее большинство решений выполняется до их подачи в исполнительную службу, и если уж процедура исполнения начата – то она начинается, когда должник не заплатит.

Взысканный исполнительный сбор составляет (должен составлять) таким образом (из 80-100 миллиардов гривен) – 8-10 миллиардов в год (такова арифметика и статистика), ибо, напоминаю, исполнительный сбор составляет 10% от суммы просроченного долга.

А теперь о реальных показателях взыскания ибо они крайне занимательны и познавательны:

В 2010 году бюджетом было запланировано 110 млн. исполнительного сбора, а взыскано 208 млн., в 2011 – запланировано 125 млн. сбора а взыскано 145 млн. сбора, в 2012 году запланировано 140 млн. и взыскано 425 млн. грн., и в 2013 году запланировано 160 млн. грн. а взыскано 402 млн. грн.

Итого – исполнительный сбор по факту планируется и взыскивается раз в сто меньше, нежели должен быть фактически. Взыскивается около 1-2% от всего реально возможного объема, точнее: в разрезе пропорциональных показателей получается, что он банально не взыскивается…

Где-то в год «пропадают», «теряются» или «ныкаются» – эти же 8-10 миллиардов гривен исполнительного сбора  Существует огромная пропасть между запланированными показателями и потенциально-реальными показателями исполнительного сбора, даже не пропасть, а какой-то мираж, призрак…

А здесь начинается самое интересное, если ставить вопросы и получать на них ответы, зная экономическую ситуацию и «подковерные» тонкости исполнительного производства (постараюсь и здесь максимально осветить проблему, ответив на вопросы: почему, и главное зачем все так происходит).

Казалось бы, простые вопросы: почему  государственные мужи при разработке бюджета не зададутся вопросом объемов исполняемых судебных решений и не установят (не запланируют) реальные показатели объемов исполнительного сбора, контролируя его исполнение? Зачем планировать столь низкие показатели? Почему никто по сути толком не контролирует процедуру и объемы взыскания исполнительного сбора (ни налоговая ни госфининспекция, ни сам Минюст)? Зачем вообще нужен платеж, на администрирование которого уходят колоссальные трудоресурсы (число исполнительных производств практически удваивается) и реальность взыскания объемов которого ничтожна?

Если кто утверждает, что исполнительный сбор «отбивает» затраты на его взыскание – ошибаются. Напомню, что в год на исполнение поступает в среднем около семи миллионов исполнительных документов. По каждому исполнительному производству нужно вынести постановление об открытии, о наложении арестов, сделать запросы, разослать почту.

Даже при самом благоприятном развитии событий (должник заплатил сразу и предметом взыскания был штраф) одно исполнительное производство обходится минимум в 10-12 гривен (простое письмо весом до 20 грамм обходится по маркам в 2,00 гривны, не считая конверта и не считая затрат на бумагу, тонер, оргтехнику).

Семь миллионов производств умножаем на 10-12 гривен – и получаем сумму запланированного исполнительного сбора). А если взять во внимание, что большинство исполнительных производств ведутся годами и требуют не одного запроса, а десятков (а то и сотен) рассылок запросов, постановлений и платежных требований по банкам, ГАИ, БТИ, налоговым органам, контрагентам) – то сумма на реальное исполнение возрастает колоссально.

Особенно пикантны случаи, где затраты идут «сами на себя», то есть, затраты на взыскание сбора покрываются за счет самого сбора. А огромное количество производств так и не исполняется: должник пропал, ликвидирован, не имеет денег… Затраты на взыскание понесены – а толку нету, постановления об взыскании исполнительного сбора не «уводятся из оборота» а «висят» (должны висеть) бесконечно…

Ответ крайне прост: исполнительный сбор создан идеально спланировано для коррупции.

Открою «внутренний» технический секрет исполнительного производства и процедуры взыскания исполнительного сбора: отсутствие контроля за его взысканием приводит к тому, что сам государственный исполнитель (с начальником исполнительной службы) в том или ином случае крайне произвольно решает, взыскивать ему исполнительный сбор или «простить», естественно, не бесплатно.

Допустим, некий «жирный» банк или «продвинутая» страховая контора не успели заплатить даже «несчастный» миллион долга (по любым причинам) и уже на следующий день «попали» на исполнительный сбор в сумме 100 тысяч гривен, который пойдет в бюджет.

Но «бюджет не знает», что такую сумму ему должны. А государственный исполнитель может простить «с половины» (ну, или как договорится), и банально сделает вид, что ничего такого не было, все выполнено вовремя, без просрочек. Максимум – сделает постановление о взыскании исполнительного сбора и просто его «затусит между бумаг» или якобы пошлет в другую районную исполнительную службу, где оно «потеряется».

Поверьте, это делается проще простого. Нагрузка на среднего государственного исполнителя – тысячи полторы исполнительных документов в год, это по пять-шесть исполнительных производств в день, по каждому из которых необходимо сделать, напоминаю, минимум до пяти процессуальных документов. При таком валовом наполнении и загрузке – чего-то проконтролировать или «предъявить» государственному исполнителю невозможно.

Тем более, что круговая порука взыскания (точнее, невзыскания) исполнительного сбора покрыла всех – включая начальника районной исполнительной службы и все-все начальство свыше, всех проверяльщиков и контролеров, фининспекцию (бывшую КРУ) и прокуратуру, из года в год писавших по результатам проверок «все путем». Не садить же всех подряд в тюрьму… Благо, всегда есть ресурс, которым можно «подогреть» и себя и проверяющих.

Я искренне «отвечаю за базар», что из десяти исполнительных производств (взятых наугад, произвольно) – как минимум в семи-восьми будут основания для вынесения постановления об исполнительном сборе, но взыскан он будет лишь в одном случае из ста (документы будут лежать «как попало», проще говоря «концов не найдешь»).

Критерии выбора «эти платят – этим прощаем» также будут необъяснимы и весьма мутны. Вот с коммерческого банка, просрочившего исполнение на два дня — исполнительный сбор взыскан (хотя банк мог и откупится «с половины») а следующим будет исполнительное производство, где должник – какой-нибудь «Энергоатом», «Уголь Украины» или «Киевоблавтодор» (полностью бюджетные), просрочившие на полгода – его платить не будут (на взыскание исполнитель просто «положит»), и наоборот, под настроение и исходя из соображений революционно-коррупционной сообразности: в одном случае коммерческий банк, задолжавший миллион – исполнительный сбор в сто тысяч не заплатит («постановление где-то было, вот потерялось, не найдем») и тут же государственный холдинг, просрочивший уплату ста миллионов долга за газ/электроэнергию – будет «торчать» десять миллионов (возникших за один день). Разумно и справедливо ли это, в принципе?

Кстати, при всем общественном порицании коррупции (как явления «параллельного» механизма принятия решений, в обход закона, по личному убеждению) – именно такой подход (свободного принятия государственным исполнителем волевых решений о взыскании/невзыскании исполнительного сбора) – и сохранил систему, не дал ей пойти «вразнос». Если бы не подобные волевые (и формально преступные) неконтролируемые извне действия (бездеятельность) государственных исполнителей – то «Энергоатомы» с прочими госконторами «легли» бы под грузом оплаты еще 10% невесть откуда взявшегося долга.

А те постановления, которые вынесены и не имеют перспектив для взыскания (должник формально существует, но не имеет денег) – просто «спамили» бы процедуру, и у государственного исполнителя на исполнении было бы не тысяча-полторы производств в год, а до десяти тысяч (а какое уж тут качество исполнения «живых» (то есть, перспективных, реальных, «свежих») производств, если надо все время реанимировать «мертвые» (бесперспективные).

Работа государственного исполнителя адова, крайне рисковая, неблагодарная, но здесь мы наблюдаем ярчайший пример реализации поговорки «суровость и бредовость законов балансируется необязательностью их исполнения» в свете необходимости и возможность получить дополнительное финансирование (иначе и тут все бы загнулось, если бы все делалось по закону).

Вот такие две стороны медали и такие забавно-познавательные наблюдения…

Итак, без преувеличения – исполнительный сбор – особый вид крайне коррупционного побора «на авось», не имеющий ничего общего с правосудием (хотя внешне он похож на «налог на правосудие»), ни со здравым смыслом, демонстрирующий, что законам можно орудовать, как «цыган солнцем», по собственному усмотрению (что, как ни странно, достаточно благоприятно «разруливается»).

В любом случае очевидно одно: дабы устранить подобный бардак и выборочных подход к начислению и взысканию сумасшедших (для конкретного лица) сумм, абсолютно ничтожных по размеру в масштабах бюджетных поступлений (затраты на администрирование выше прибыли) и откровенно демонстрирующих коррупционно-анархическую составляющую исполнительной службы и выборочный неконтролируемый внешне подход в определении статуса участника правоотношений – исполнительный сбор следует нивелировать (отменить) в законодательном порядке.

По сути – это крайне убыточная для государства же «плата за воздух», «сбор настроения», «платеж с потолка», миф и призрак, возрождающийся и уходящий в тень вне какого-то общественно-государственного контроля и заранее созданный для «теневого финансирования» огромной армии чиновников, совместно оперирующих в год десятью миллиардами гривен.

 Алексей Святогор, адвокат

Добавить комментарий