Skip to content

Нейронные сети для заемщиков

Используя выборку одного из украинских банков и сложный математический аппарат, авторы попытались выяснить, к чему приводят неплатежи по розничным кредитам. Оказалось, что собираемых банками данных о заемщиках недостаточно для качественного прогнозирования дефолтов. А из имеющейся информации лишь часть годится для этой цели

Проблема невыплат по кредитам стала основной для украинских банков с начала финансового кризиса. По данным Нацбанка, объем таких кредитов (это ccуды, просроченные более чем на 90 дней) увеличился почти в десять раз — с 10,655 млрд гривен в октябре 2008 года до 90,363 млрд гривен в декабре 2010-го. Их доля в общем кредитном портфеле с 1,7% стремительно выросла до 11,92%. Сейчас этот показатель постепенно снижается (8,9% на начало 2013 года).

Плохих кредитов было бы еще больше, если бы банки не начали позволять заемщикам реструктуризировать кредиты — менять валюту с иностранной на гривню, увеличивать срок или получать льготный период. Таких реструктуризаций было намного больше, чем дефолтов. По данным НБУ, по состоянию на 1 июля 2010 года финучреждения реструктуризировали 184 тыс. кредитов на общую сумму 217,5 млрд гривен (30,3% от портфеля). Эти кредиты хоть и выплачиваются, но всё равно оказывают существенное влияние на балансы банков.

Согласно постановлению НБУ (правда, отмененному с 1 декабря 2009 года), если доля дефолтных кредитов в финучреждении превышает десять процентов, центробанк вправе его оштрафовать, если 30% — ввести в него временную администрацию. Последняя мера была применена к 27 банкам. Примерно половине из этого числа удалось выжить, а вот 15 банков (их общие активы превышали 18 млрд гривен) были ликвидированы, включая 18-й по величине Укрпромбанк (десять миллиардов гривен активов). Еще три банка были спасены правительством, которое потратило на это 31,8 млрд гривен.

Выжившие финучреждения в течение трех лет еле сводили концы с концами — банковская система в целом демонстрировала убытки (совокупно за 2009–2011 годы они составили 51,8 млрд гривен, существенно превысив прибыль за все предыдущие годы). Лишь в прошлом году банкам удалось вернуться к прибыльной деятельности (4,9 млрд гривен). Однако прежние убытки привели к тому, что западные игроки начали покидать украинский рынок. Ярчайшим примером таких процессов стала продажа немецким Commerzbank банка «Форум» Вадиму Новинскому).

Однако старые проблемы отходят на задний план, и банки постепенно ослабляют кредитную политику. Количество финансовых учреждений, предлагающих розничные продукты, растет. Падают кредитные ставки и минимальные размеры первоначального взноса. Таким образом, возникают предпосылки, что кредитов будут давать больше. И не исключено, что страну ждет еще один кредитный пузырь. От того, как изменится оценка платежеспособности заемщиков, зависит, будет ли у нас опять рост дефолтов. Поэтому авторы решили изучить[1], какие именно микропроблемы в конечном итоге создают макропроблему.

Нам удалось получить очищенную от персональных данных выборку по розничным заемщикам одного украинского банка, входящего в десятку крупнейших. Она содержит 1348 наблюдений по автомобильным кредитам и 1821 — по ипотеке. База включает разнообразные характеристики как заемщика (возраст, пол, род занятий, доходы и т. д.), так и кредита (срок, сумма, валюта, процентная ставка и т. д.). Математический аппарат для обработки этих данных включал почти все известные в литературе модели оценки кредитных рисков, вплоть до нейронных сетей.

Как оказалось, почти трех десятков собираемых банком показателей не хватает для прогнозирования дефолтов. Коэффициент корреляции между баллом скоринговой системы и вероятностью неплатежа по кредиту составил всего пять–семь процентов, в зависимости от вида кредита. Впрочем, половина имеющихся показателей подтвердили свою пригодность для этой задачи. В первую очередь это первоначальный взнос, доля выплат по кредиту в доходах заемщика, объем, срок и тип кредита, род занятий и стаж, кредитная история, наличие, с одной стороны, активов, с другой — дополнительных обязательств (вроде кредитных карт).

Авторы добавили также два уникальных для Украины показателя, но важным оказался только один из них. Речь о типе кредита — с выплатой фиксированной доли тела и падающими процентами («стандартный») и с равной выплатой каждый месяц («аннуитет»). За рубежом так называемого стандартного типа вообще не существует. При этом модели показали: именно он повышает вероятность дефолта, хотя при фиксированном объеме кредита процентные выплаты меньше. Проблема оказалась в том, что до определенного момента в этом случае выплаты больше, и финансовый кризис пришел в нашу страну до наступления такого момента для многих заемщиков.

Вторым показателем, попавшим под подозрение, была валюта кредита. На начало октября 2008 года 63% розничных кредитов были номинированы в иностранной валюте. После того как национальная валюта ослабела по отношению к доллару США на 60%, гривневые выплаты по кредитам соответственно выросли. К сожалению, наши модели не показали, является ли валютный риск источником кредитного. Дело в том, что подавляющее число залоговых кредитов было выдано также в инвалюте.

Результаты исследования дают нам возможность рекомендовать регулятору принять определенные меры на уровне банковской системы в целом. Например, необходимо ввести минимальный размер первоначального взноса, стимулировать использование аннуитета и обязать все банки подавать данные о заемщиках в бюро кредитных историй. Возможно, стоит ввести лицензирование самих систем оценки рисков. Ведь не все западные подходы риск-менеджмента работают в наших условиях.

http://expert.ua/articles/9/0/11178

Добавить комментарий