Skip to content

ВССУ назвал обязательные позиции судов в делах по кредитным правоотношениям

Пожалуй, трудно спорить с народной мудростью о том, что бесплатный сыр — только в мышеловке.

Доказательством тому — многообещающая реклама о выдаче кредитов с минимальными затратами, то бишь процентами, взносами и т. п. Между тем, каждый, кто хотя бы раз получал «бесплатную» финансовую «помощь» от банка, знает, что банк никогда в ущерб себе работать не будет. Довольно часто должникам приходится обращаться в суд с исками о признании заключенных с банками договоров недействительными, а поручителям — о признании недействительным или прекращенным поручительства. Вместе с тем, до недавнего времени суды по-разному подходили к решению «кредитных проблем». Наконец Высший специализированный суд по гражданским и уголовным делам (далее — ВССУ) сформулировал обязательные для всех судов правовые позиции при рассмотрении подобных споров. Речь идет о Письме ВССУ №10-1393/0/4-12 от 27.09.2012″О практике применения судами законодательства при решении споров, возникающих из кредитных правоотношений» (далее — Письмо).

Поручители

Вот ведь как бывает: помог другу/соседу/родственнику, выступил поручителем по его кредиту. При этом взвесил все «за» и «против» по поводу кредитной ставки и возможности кредитополучателя выплатить кредит самостоятельно, без риска привлечения поручителя на сторону должника. Но вдруг банк поднимает процентную ставку, кредитополучатель не в состоянии платить повысившиеся проценты, и поручителя привлекают к ответу. Понятно, что поручитель пытается доказать, что он, дескать, на такие условия «не подписывался», в связи с чем поручителем быть отказывается. Однако, даже пытаясь отыскать истину в суде, он не всегда мог признать договор поручительства с новыми условиями недействительным. Сейчас же, благодаря позиции ВССУ, применение при решении подобных споров ч. 1 ст. 559 ГК Украины стало обязательным.

Так, согласно названной норме, поручительство прекращают «такие изменения условий основного обязательства без согласия поручителя, которые привели или могут привести к увеличению объема ответственности последнего. Увеличение ответственности поручителя вследствие изменения основного обязательства возникает, в частности, в случае установления новых условий порядка изменения процентной ставки в сторону увеличения, расширения содержания основного обязательства о досрочном возврате кредита и плате за пользование им, что является основанием для признания договора поручительства прекращенным». Более того, в своем Письме ВССУ отметил, что прекращение поручительства в случае изменения основного обязательства без согласия поручителя, вследствие чего увеличивается объем его ответственности, презюмируется. Вместе с тем, ВССУ счел, что при непризнании кредитором права поручителя на прекращение обязательств по договору такое право подлежит защите судом по иску поручителя путем признания его права на основании п. 1 ч. 2 ст. 16 ГК (о признании договора поручительства прекращенным, о признании поручительства прекращенным). Наконец, суд указал, что в обязательствах с участием поручителей увеличение кредитной процентной ставки даже по согласию между банком и должником, но без согласия поручителя или соответствующего условия в договоре поручительства не дает оснований возложения на последнего ответственности за неисполнение или ненадлежащее исполнение заемщиком-кредитополучателем своих обязательств перед банком. И, пожалуй, самое главное — выводы судов о том, что ч. 1 ст. 559 ГК не предусматривает прекращения поручительства вследствие увеличения размера ответственности поручителя, являются ошибочными!

Изложенное означает, что в случае, когда банк не желает прекращать договор поручительства в связи с повышением процентной ставки по кредиту (на что поручитель не давал своего согласия), обеспеченному все тем же поручительством, мирным путем, поручитель имеет все основания отстоять свое право на прекращение договора в суде.

Иные основания прекращения поручительства

Когда поручитель снимает с себя всю ответственность за выданный должнику кредит? Понятно, когда кредитополучатель полностью и надлежащим образом «закроет» свои обязательства перед банком. Вместе с тем, как показывает практика отечественных банков, в договоре поручительства редко указывается конкретный срок (дата) его прекращения. Как правило, обязанности поручителя, вернее, их прекращение, в договорах связываются со сроком исполнения кредитного договора. И именно эту норму соглашения суды толковали по-разному.

Такой «разношерстной» практике ВССУ положил конец, определив, что если из договора поручительства следует, «что в нем не установлен срок, после которого поручительство прекращается, а условие договора поручительства о его действии до полного исполнения должником своих обязательств перед банком по кредитному договору не является установленным сторонами сроком прекращения действия договора поручительства, поскольку противоречит ч. 1 ст. 251 и ч. 1 ст. 252 ГК, в таком случае подлежат применению нормы ч. 4 ст. 559 ГК о том, что поручительство прекращается, если кредитор в течение 6 месяцев со дня наступления срока исполнения основного обязательства не предъявит требования к поручителю. В Письме ВССУ напомнил, что названные нормы ГК определяют правила исчисления сроков в гражданских правоотношениях. Так, в соответствии с ч. 1 ст. 251 ГК, сроком является определенный период времени, с истечением которого связывается действие или событие, имеющее юридическое значение. В свою очередь, ч. 1 ст. 252 ГК исчисляет сроки годами, месяцами, неделями, днями или часами. Вместе с тем, с наступлением определенного события, имеющего юридическое значение, законодатель связывает срок, определяющийся календарной датой или указанием на событие, которое неминуемо должно наступить (ч. 2 ст. 251 и ч. 2 ст. 252 ГК).

Иными словами, если, согласно договору поручительства, эта мера обеспечения исполнения обязательства прекращается после того, как должник-кредитополучатель исполнит свое кредитное обязательство, то в случае ненадлежащего исполнения кредитного договора договор поручения прекратится, если банк не предъявит требования к поручителю в течение 6 месяцев со дня наступления срока исполнения основного обязательства. Так определил ВССУ надлежащую правовую позицию для всех судов.

Не обошел своим вниманием ВССУ и нормы ч. 2 ст. 1054 и ч. 2 ст. 1050 ГК, устанавливающие, что в случае, если договором установлена обязанность заемщика вернуть заем частями, при просрочке возврата очередной части займодавец имеет право требовать досрочного возврата оставшейся части займа и уплаты процентов. Поскольку, согласно ч. 1 ст. 553 ГК, по договору поручительства поручитель поручается перед кредитором за исполнение должником своих обязанностей, отвечает перед кредитором за нарушения обязательств должником, то и требования о досрочном возврате кредита и процентов по нему банк вправе предъявить к поручителю. Но главное при этом — соблюдение банком уже упомянутой ч. 4 ст. 559 ГК, т. е. предъявление требований к поручителю в рамках установленных законом 6 месяцев.

С какого момента кредитный договор считается заключенным

Практике известны случаи, когда клиент и банк заключают кредитный договор, сумма средств перечисляется на счет кредитополучателя, а затем последний отказывается от выполнения договора под предлогом: денег не получал, со счета не снимал, значит, договор является незаключенным, и требует в суде признания его недействительности. Именно по этой причине важным при решении подобных споров является определение самого момента заключения кредитного договора. Ведь, согласно ст. 1046 ГК, «в случае заключения договора займа законодатель связывает момент заключения договора с моментом передачи денег», — говорится в Письме. Поскольку кредитный договор является разновидностью заемных отношений, логично было бы предположить, что нормы названной статьи распространяются и на кредитные договоры.

В то же время, ВССУ отмечает, что «кредитный договор является заключенным с момента достиженияего сторонами в письменной форме согласияпо всем существенным условиям договора, а действия по снятию денег со счета касаются его исполнения, а не заключения, тогда как правовое значение для решения вопроса о признании кредитного договора недействительным имеет соблюдение его сторонами требований закона именно при его заключении, а не исполнении». Таким образом, дилемма о признании кредитного договора недействительным, если кредитополучатель не снимал выделенные средства со счета, теперь разрешена.

Что ж, остается лишь порадоваться тому, что противоречивые кредитные споры, во всяком случае, самые острые их проблемы, теперь будут решаться однообразно, поскольку суды обязаны привести свою судебную практику в соответствие с решениями ВССУ.

http://sug.kiev.ua

 

Юлия ГАБДУЛЛИНА

Судебно-юридическая газета №43, 5-11 ноября 2012

 

Добавить комментарий