Skip to content

На каждого коллектора найдется свой антиколлектор

Нардеп Полунеев внес на рассмотрение парламента законопроект №9379, в котором предлагается ввести временный запрет на оказание коллекторских услуг в отношении граждан-должников до принятия закона о регулировании деятельности таких компаний.
Нельзя сказать, что представитель властной партии за что-то сильно осерчал на сборщиков долгов. Скорее эта инициатива целесообразна. Более того, рынок коллекторских услуг давно нуждается в законодательном обеспечении. В качестве доказательства приведу тот факт, что в Украине растет количество компаний, противодействующих… коллекторам.
Спрос и предложение
Согласно официальной статистике, уровень просроченной задолженности украинцев перед финучреждениями составляет 12%. В приватных беседах представители банков называют куда большие цифры: по отдельным видам кредитования (например по потребительскому) просроченные платежи достигают 35–40%.
Понятно, что сложившаяся ситуация порождает спрос на услуги коллекторских компаний, которые ответили рынку соответствующим предложением своих сил, знаний и умений.
О работе коллекторов слагают легенды: взыскатели долгов предстают то разбойниками с бейсбольными битами, то недееспособными занудами в телефонной трубке. Находится ли истина посередине — не знаю. В любом случае, в нашей стране не все хорошо в вопросе развития цивилизованного бизнеса по возврату долгов. И это объяснимо, ведь коллекторство в Украине только зарождается.
Любопытно, но наряду с коллекторами появляются и их антиподы. Антиколлекторы не в силах обратить «противника» в бегство и снять с клиента все долговые обязательства. Но они способны кое-чем подсобить прижатому к стенке заемщику. Расплата все равно придет, но она может быть менее жестокой.
Антиколлекторы — это юристы, специализирующиеся на защите интересов заемщиков перед банком или коллекторским агентством. Суть их деятельности — оптимизация задолженности, возникшей у заемщика перед банком. В отличие от коллекторов, они не собирают долги, а помогают заемщикам минимизировать штрафы за просроченные проплаты.
Появление на рынке таких услуг — следствие бурного роста потребительского кредитования и, соответственно, увеличения числа невозвратов по кредитам. А также результат отсутствия законодательного урегулирования коллекторского бизнеса.
Однако есть еще одна причина возникновения услуг антиколлекторов — политика банков в отношении должников. В целом она понятна: финучреждению необходимо вернуть свои деньги и проценты. Вместе с тем есть два вида должников. Первые — кредитные мошенники, пользующиеся подложными документами и уклоняющиеся от возврата займа. Вторые — добросовестные должники, которые в силу объективных обстоятельств не смогли вовремя погасить кредит. И если первые хорошо ориентируются в законодательстве и четко понимают свои права и обязанности, то вторые могут быть не так сильны в юридических тонкостях кредитования, поэтому зачастую не знают, как решить проблему. В то же время они не обращаются в банк, боясь штрафных санкций. Вот и складывается ситуация, когда добросовестные заемщики, задолжавшие кредитной организации, все чаще будут прибегать к услугам антиколлекторов.
Конечно, банки порой идут навстречу клиентам, попавшим в сложную ситуацию: пересматривают срок кредита, оптимизируют ежемесячные платежи. Но при этом начисляют немалые штрафы. Это говорит о том, что заявления финансистов о клиентоориентированной позиции носят декларативный характер.
Для наглядности представим следующую ситуацию. Заемщик по каким-то объективным обстоятельствам не может гасить кредит. Банк выставляет ему штрафные санкции, и это, как правило, большая сумма, иногда превышающая сумму кредита. Заемщик обращается в антиколлекторское агентство. Агентство при помощи действующих нормативных актов (например, распоряжения НБУ о соответствии декларируемых процентов по кредиту истинному положению вещей, которое банки игнорируют) добивается снижения суммы штрафа. Антиколлекторская компания не может помочь снять с заемщика кредитные обязательства, но минимизировать штрафы, как правило, удается.
Узость рамок
Подчеркну, что заемщик сам должен адекватно оценивать свои возможности при получении кредита и не доводить ситуацию до начисления штрафов и обращения к антиколлекторам. И противозаконной помощь антиколлекторов не является. Но дело в том, что современное законодательство предоставляет антиколлекторам не много возможностей для защиты клиентов.
Специального закона, регулирующего эту деятельность, нет. Главным образом антиколлекторы используют статью Гражданского кодекса Украины «Уменьшение неустойки». Этот норматив не позволяет начислять чрезмерно большие проценты по штрафным санкциям за просрочку платежей. И вышеупомянутое постановление НБУ тоже применяют.
Однако нельзя идеализировать антиколлекторов. Опасность заключается в том, что пробелы в законодательстве позволяют им защищать интересы не только добросовестных должников, но и кредитных мошенников. Антиколлекторы — антиподы коллекторов. Их деятельность не способна восстановить баланс на кредитном рынке. Необходимо совершенствовать законодательство. Причем не только в сфере потребительского кредитования, но и в вопросах неплатежеспособности.
Пока темпы роста доли «плохих» кредитов и позиция украинских банков в отношении заемщиков останутся неизменными, услуги антиколлекторов будут востребованы. Факт возникновения спроса на них — это ведь, по сути, сигнал для финучреждений.
Если они верно поймут этот сигнал, то им придется пересмотреть свою позицию в отношении заемщиков. Банкам нужно научиться строить отношения с клиентами на основе компромисса. В конце концов, интересы заемщиков (за исключением кредитных мошенников) и фин-
учреждений не антагонистичны. И те и другие заинтересованы в своевременном погашении кредита, чтобы банкам не приходилось бегать за своими должниками, а должникам не нужно было скрываться. Недаром в США функции коллекторов и антиколлекторов выполняют одни и те же люди. Такая должность называется «кредитный советник». Он состоит на жалованье банка, но действует по поручению заемщика. При его посредничестве стороны приходят к взаимоприемлемому соглашению.
Конечно, велик соблазн механически перенять американский опыт, который на нашей почве не будет работать до тех пор, пока финучреждения не пересмотрят стереотипы взаимоотношений. Впрочем, реальность заставит это сделать достаточно скоро.
Кстати, коллектор — это далеко не самое страшное, что может случиться с заемщиком после того, как он попадет в разряд недобросовестных должников. Сведения о нем способны попасть в руки вымогателей, которые не ограничатся одной лишь психологической атакой. Так, возможное сотрудничество коллекторов с бюро кредитных историй, помимо удобств для коллекторов, может иметь неприятные последствия для заемщиков. Появление на рынке баз данных частных лиц, бравших ссуды в кредитных организациях, может привести к возникновению нового вида мошенничества: бандиты под видом сотрудников коллекторских агентств начнут терроризировать заемщиков.
Схема выглядит так. Злоумышленник выбирает из базы данных жертву и звонит ей по телефону. Представляется сотрудником одной из компаний по сбору долгов. Мошенники настойчиво требуют немедленно погасить задолженность. Как правило, желают получить наличные. Должники подвергаются жесткому психологическому воздействию, в ход идут угрозы. Во время встреч не исключены противоправные действия насильственного характера. И не все заемщики способны выдержать подобный прессинг.
Поле деятельности
Сложно предсказать судьбу законопроекта, который подталкивает к формированию законодательства о коллекторской деятельности. Во всяком случае, с его принятием сборщики долгов будут вынуждены держать себя в определенных, описанных в законе рамках. Неплохо бы внести в документ также статьи, регулирующие деятельность антиколлекторов.
В то же время для приведения в цивилизованные рамки взаимоотношений банка и заемщика необходимо принять еще несколько важных документов. Например, закон о банкротстве физического лица.
Кроме этого, есть потребность в доработке Уголовного кодекса, который в той или иной мере дает возможность возбудить дело в отношении руководителя фирмы, не возвращающей кредит, но фактически не предоставляет возможности в судебном порядке взыскать долг с гражданина, который не гасит банковскую ссуду.
Людвиг МИЗЕС

Добавить комментарий